Савельева Нина Анатольевна - Спасла жизнь будущему мужу

Одиннадцатого октября Нине Анатольевне Савельевой исполнилось 88 лет. После праздника комната жизнерадостной, общительной бабушки все еще украшена цветами. На стенах – поделки из крученой бумаге в технике квиллинга, искусство которого бабушка освоила в Московском доме ветеранов.

Семьдесят лет назад, в 1944-м, Нина попала на архипелаг Новая Земля в Северном Ледовитом океане. Участница войны рассказала, как в условиях Крайнего Севера она оказывала первую помощь раненым летчикам.

Сестринское дело архангельским старшеклассницам преподавали в школе. Но Нина выбрала для себя другую профессию – в 1941 году поступила в техникум электросвязи. Но какая ж учеба, когда мужчины на фронте, женщины – у станков, а немцы стремятся занять город-порт, богатый природными ресурсами.

- Финляндия и Норвегия были оккупированы немцами. Там у них базировались подводные лодки, оттуда летали бомбить самолеты. Кроме зажигалок, которые мы, подростки, собирали и обезвреживали, на город сбрасывали пустые железные бочки. Падая, они издавали страшный вой, так что нервы были взвинчены до предела.

В 1942 году начался страшный город. Немцы не давали пройти в порт кораблям союзников – США и Англии, которые поставляли СССР продовольствие и оружие. То, что достигало берегов Архангельска, переправлялось в центр. А сами жители съели всех кошек и собак.

- В 1943 году отец пропал без вести, мама попала в больницу. Я бросила техникум и завербовалась работать в порт. Лес разгружала руками, грузы поднимала на борт на тачке. Летом 1944 нас отправили на корабле «Рошаль» сопровождать груз на Новую землю, чтобы обеспечить стоявшие там части на зиму, пока водный путь не замерз. Берега были заминированы, часть пути нас сопровождали военные корабли союзников.

«Рошаль» задержался в пути на месяц, а в сентябре активизировались военные действия и начались штормы. Нину высадили на Белушьей губе и командировали помощницей фельдшера на аэродром Рогачево, где базировался 44-й смешанный авиационный полк.

- Жили мы в землянках, которые не освещались и не отапливались. Спали в спальных мешках, не раздеваясь. В снегу три метра высотой были проложены дорожки – лабиринты. Если куда выходишь, надо оповестить по телефону дежурного. Он давал сигнальную ракету, чтобы осветить дорогу. Прибудешь на место – снова нужно отзвониться. Потому что миражи на севере очень сильные. Видишь дом, идешь – а его нет. Сколько случаев было, когда люди уходили и не возвращались. Но самым большим неудобством было отсутствие воды. Пищу готовили, растапливая снег. А мыться было негде. Баню устраивали весной, как только появлялась возможность.

В ежедневные обязанности Нины входил медицинский контроль экипажа перед вылетом и дежурство в различных подразделениях. Самое страшное было видеть, как гибли летчики.

- Один самолет рухнул совсем близко от части, просто воткнулся носом в снег. Мы ползли к нему по-пластунски, чтобы не провалиться. Экипаж спасли. Штурман пытался застрелиться, так как ног не чувствовал, едва успели боевое оружие отобрать. А командир умер у нас на руках. Фельдшер как увидела, в каком он состоянии, и что помочь ему не может, в обморок упала. Они же нам все как родные были. А остальных погрузили на сани и на собаках в госпиталь повезли.

Вернуться на материк Наде помог случай. Вот уж когда вспомнится пословица: «не было бы счастья, да несчастье помогло». Ранней весной ее молодой человек, штурман Юрий Савельев, получил страшные ожоги, пытаясь вытащить пулемет из пожара, вспыхнувшего по вине сослуживца.

- Обгорели руки до локтей, лицо, спина. Мы его как головешку в простынь завернули и на собаках в госпиталь. А там говорят: вы чего покойника привезли? Ему даже питание вливать невозможно было, только если корку прокалывать. Стали вводить в кровь через ноги. Но ничего, молодой был, здоровый, выжил. А через месяц его выписали в часть, чтобы транспортировать на большую землю.

В сопровождении больному отказали – людей в части не хватало. «Была б ты ему женой – я б не имел права тебя удерживать. А раз нет – не пущу», - отрезал командир.

Молодые расписались в административном центре Новой Земли - поселке Белушья губа, которым руководил ненец Втыко Вылко. Оказавшись в Архангельске, Нина сразу поехала домой. Мать, не получившая известий с «Рошаля» и уже не надеявшаяся увидеть дочь живой, не помнила себя от радости. А через несколько дней Юрий получил отпуск и повез Нину знакомить с родителями в Свердловск.

- В поезд мы сели 7 мая. Вагоны пустые, перроны темные. А 9 мая вдруг везде свет, народ с сумками, котомками прыгает в вагон: кто с билетами, кто без, кто плачет, кто смеется, все обнимаются, на вокзале палят из автоматов. Так и узнали, что закончилась война.

Семье военного летчика довелось жить и служить в разных военных частях, последней из которых стал гарнизон Остафьево. За 28 лет работы в гарнизоне Нина Анатольевна сменила несколько специальностей – от механика по ремонту авиационного оборудования до старшей медсестры. Навыки, полученные во время войны, не раз пригодились ей во время мирной жизни.

У Нины Анатольевны трое детей, пятеро внуков и три правнучки. Ее позитивный настрой, деятельная натура и готовность помогать людям располагают к себе любого, кто знаком с этой замечательной женщиной.

Елена Карасева